• +7 (495) 971-91-69
  • +7 (495) 971-69-16

 

СОБЫТИЯ

Бесплатное образование за деньги

  • Суббота, Май 01 2010
  • Автор 
  • размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта

Тема: Бесплатное образование за деньги. Каков сейчас размер взятки при поступлении в вузы. Коррупционные схемы и факты разоблачения. Рейтинг самых искушенных столичных заведений. А также - насколько важны знания абитуриентов 2010.

В гостях: Виктор Панин

Передача: Громкие дела

В студии: Леся Дудко

* Слушать / скачать

[readon1 url="http://www.rusnovosti.ru/guests/visitor/56875"]Источник: РИА Новости[/readon1]

Прочитано 3752 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Опубликовано в КОРРУПЦИЯ В ОБРАЗОВАНИИ

Похожие материалы (по тегу)

  • Путин: РФ нужны свои критерии оценки для определения рейтинга вузов
    В ВУЗ

    России необходимы собственные критерии оценки для определения рейтинга высших учебных заведений, заявил президент РФ Владимир Путин.

    На заседании ректор МГУ Виктор Садовничий предложил создать в России собственный рейтинг университетов с объективным подсчетом, что позволило бы не оглядываться на чужие оценки.

    "Нам надо собственный рейтинг все-таки доделать… Потому что мы учимся как бы по другим оценкам, не по нашим оценкам", — заявил Садовничий. По его словам, такой рейтинг послужит популяризации российского образования и науки.

    "Был проведен рейтинг, кого берут зарубежные компании, Siemens, IBM, Mercedes на работу… Московский университет вот в этом в списке, это зарубежные компании, на 42 месте в мире… а MIT, который во всех рейтингах занимает первое место, в этом рейтинге оказался на 242 месте. Таким образом, эти компании предпочитают брать наших…. Тогда почему мы в рейтингах тех находимся на обратных позициях? Поэтому я бы считал, что нужно создать рейтинг, где был бы гамбургский счет, то есть объективно подсчитывать, кто чего достоин", — сообщил Садовничий.

    Он добавил, что "тогда это и популяризация нашего образования, нашей науки". "Нам не надо сильно оглядываться на то, что кто-то нам поставит оценку", — добавил Садовничий.

    "По поводу критериев оценки. Конечно, их нужно совершенствовать, здесь я не могу с Виктором Антоновичем (Садовничим, ректором МГУ – ред.) не согласиться. И у нас есть свои, наверное. Но так вы и доработайте их тогда. Где они?" — заявил Путин.

    "Пока у нас не будет своего критерия, мы вынуждены будем руководствоваться тем, что у нас есть, тем, что нам предлагают, но и вечно будем жаловаться на то, что это нам не подходит. Это же неправильно, давайте сделаем свой", — добавил глава государства.

    В декабре президент Российского Союза ректоров (РСР), ректор МГУ Виктор Садовничий предложил создать мировой рейтинг по качеству образования со штаб-квартирой в Москве.

    Ранее сообщалось, что тринадцать российских вузов вошли в число 800 лучших университетов мира согласно рейтингу журнала Times Higher Education за 2015-2016 годы. МГУ оказался на 161-м месте, которое разделил с университетом Майами. В другом рейтинге — QS World University Ranking — МГУ оказался на 108-м месте.

    РИА Новости

  • Швейцарские университеты против «литературных негров»

    Безымянные авторы-«призраки», нанятые специализированными агентствами, ежегодно производят в Швейцарии несколько сотен академических работ. Жалобу на эту практику уже подал Университет Санкт-Галлена, по его стопам пошел и Университет Берна.| 

    Швейцарские вузы начали борьбу с новым феноменом – авторами, пишущими на заказ научные работы. В прошлом году Университет Санкт-Галлена уже подал официальную жалобу против такой практики (правда, конкретные лица в ней не указаны). В вузе полагают, что услуги по написанию работ вместо третьих лиц должны преследоваться по закону.

    Как бороться с растущим спросом на услуги «призраков» на местах, до конца неясно: никаких мер дисциплинарного порядка в Университете Санкт-Галлена пока не приняли. Руководство вуза еще раз напомнило студентам о недопустимости подобной практики, а в момент сдачи работ их авторы должны подписать декларацию, подтверждающую, что текст был написан ими самостоятельно и без посторонней помощи.

    Компания Acad Write, занимающаяся оказанием услуг такого рода, в прошлом году выполнила около 200 заказов на работы научного характера. Об этом не таясь рассказал ее представитель, по словам которого условия контракта не разрешают студентам выдавать купленные тексты за свои собственные. Однако в швейцарских вузах подозревают, что к помощи подобных агентств иногда прибегают учащиеся, не располагающие свободным временем (или достаточными знаниями) для написания работ, но имеющие необходимые средства.

    Согласно расценкам, указанным на сайте Acad Write, 10-страничный реферат по философии обойдется заказчику приблизительно в 870 долларов, а 20-страничное эссе по праву будет стоить около 1925 долларов. В перечне предлагаемых работ можно найти дипломы бакалавра и магистра, диссертацию, литературный обзор или мотивационное письмо. Кроме этого, согласно прайс-листу, специалисты, работающие на Acad Write, способны провести исследование медицинского характера (50-60 страниц, включая статистику, за 7940 – 12300 долларов) или статистический анализ (от 2460 долларов). Таким образом, спектр предлагаемых современными огюстами маке услуг довольно широк, а, судя по их характеру, среди клиентов могут оказаться и студенты.

    Недавно к Университету Санкт-Галлена в его борьбе с «литературными неграми» присоединился Университет Берна, подавший жалобу, как сообщает информагентство ATS, непосредственно против компании Acad Write. По словам генерального секретаря вуза Кристофа Паппа, отличить самостоятельно написанную работу от купленной не так просто, но еще труднее подтвердить факт использования результата труда третьего лица. «Это практически невозможно доказать, в отличие от плагиата», – говорит он. По крайней мере, такой факт свидетельствует о том, что авторы-«призраки» делают свою работу на совесть, вот только получают они не высшие баллы в зачетку, а неплохое денежное вознаграждение.

    Напомним, что Швейцарию не обошли стороной и скандалы, связанные с плагиатом. В середине декабря прошлого года Университет Невшателя объявил о временном отстранении от служебных обязанностей профессора факультета экономических наук, подозреваемого в заимствовании фрагментов чужого текста без указания источника цитирования при написании докторской диссертации. Такой шаг был предпринят в связи с началом внутреннего расследования в отношении преподавателя вуза. По предварительной информации, речь идет о шести отрывках длиной от 6 до 19 строк. Швейцарская пресса сообщила, что подобная процедура оказалась своеобразной премьерой. Аналогичный скандал с плагиатом, произошедший в 2013 году, закончился для его автора всего лишь порицанием.

    Согласно энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона, «Плагиат — литературное воровство. Это значение усвоено слову П. лишь в XVII в.: в римском праве plagium означало преступную продажу в рабство свободного человека, за что полагалось бичевание (ad plagas). Теперь под П. понимают присвоение авторского права, выражающееся в опубликовании чужого произведения или его части под своим именем». Добавим, что с подобными действиями порой сталкивается и «Наша Газета.ch», материалы которой без ссылки на источник (включая эксклюзивные интервью!) их авторам доводилось встречать на страницах уважаемых, на первый взгляд, изданий.

    В России в последние годы получила широкое распространение практика проверки диссертаций политиков и чиновников на использование чужих текстов без надлежащего оформления цитат. По данным российских СМИ, элементы заимствований были найдены в работах, на которых стоит авторство бывшего министра сельского хозяйства Елены Скрынник, спикера Госдумы Сергея Нарышкина, а осенью прошлого года председатель Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин предложил проверить на плагиат научные труды всех ректоров и проректоров отечественных вузов.

    Как бы то ни было, нельзя не отметить, что проблема использования «литературных негров» для написания научных работ может оказаться более сложной, поскольку в таком случае выявить подлог сложнее. При условии, конечно, что сами авторы-«призраки» не увлекаются заимствованием чужих мыслей.

    Текст: Татьяна Гирко, Берн-Санкт-Галлен-Невшатель

    nashagazeta.ch

  • ВЦИОМ: половина высокобалльников ЕГЭ говорит о возможности списать

    Почти половина высокобалльников из числа выпускников 2015 года считает возможным списать на едином госэкзамене. Об этом свидетельствуют результаты исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), которые были представлены 19 января. "Использовать шпаргалки или мобильные телефоны при сдаче экзамена и остаться незамеченным, по мнению большинства одиннадцатиклассников, - миф (73% считают это невозможным). Однако многие выпускники 2015 года, обучающиеся сегодня на первых курсах вузов, говорят о реальности подобных действий (48% среди "высокобалльников" и 40% среди "середняков")", - говорится в исследовании.


    Там также отмечается, что только около 10% нынешних студентов-первокурсников сообщили о том, что использовали шпаргалки, тогда как более 85% заявили, что на выпускных ничего из перечисленного не применяли. "О достаточности собственных сил при подготовке для получения высоких баллов на ЕГЭ говорит только треть учителей (33%), родителей (32%) и нынешних выпускников (32%), а также первокурсников, у которых не было высоких баллов (33%). Тогда как большинство уверено, что без дополнительных занятий с репетитором не обойтись", - говорится в документе. А вот среди студентов- высокобалльников каждый второй (52%) уверен в продуктивности самостоятельной подготовки. Объективность ЕГЭ не вызывает сомнений у большинства учащихся, их родителей и учителей. Так, 80% учителей 11-х классов считают, что тесты и задания отражают реальные знания учащихся. Соответствующими действительности результаты ЕГЭ называет и большинство одиннадцатиклассников (62%), и нынешних первокурсников, заработавших в 2015 году высокие баллы (60%). И только те, кто в прошлом году на выпускных экзаменах получил средние или низкие баллы, скорее считают результаты заниженными (52%), чем соответствующими их реальным знаниям (35%). При этом 72% преподавателей вузов отмечают, что абитуриенты с высокими баллами ЕГЭ, как правило, подтверждают свой уровень знаний на вступительном экзамене или конкурсе. Всероссийский опрос ВЦИОМ проведён по репрезентативной выборкев октябре-ноябре 2015 года в 20 субъектах России, не менее чем в трех типах населенных пунктов в каждом субъекте. Всего опрошено 2200 человек в различных целевых группах (600 студентов 1-х курса вузов, 400 преподавателей 1-х курсов вузов, 400 выпускников 11-х классов, 400 родителей выпускников, 400 учителей 11-х классов). 

    ТАСС

  • Почем «двойка»?

    С начала нынешнего учебного года большинство московских школ перешли на электронный журнал Московского регистра качества образования, связанный с порталом «Госуслуги». Журнал работает плохо. Тем не менее и московский департамент образования, и департамент информационных технологий уверяют, что возврата к альтернативным журналам быть не может. Родители, учителя и школьные администраторы возмущаются. Почему московские школы вынуждены мучиться с кое-как сделанным журналом?

    Бывали дни веселые

    После принятия закона о госуслугах в электронном виде (ФЗ № 210) одной из услуг в сфере образования было провозглашено «предоставление информации о текущей успеваемости учащегося, ведение электронного дневника и электронного журнала успеваемости». Сразу появились коммерческие разработки, предлагающие школам готовые решения.

    В Москве школы начали массово внедрять электронные журналы (далее — ЭЖ) весной 2011 года. Один из популярных журналов — Городская школьная информационная система (ГШИС, schoolinfo.educom.ru) — разрабатывался Информационно-аналитическим центром департамента образования (сейчас это ТемоЦентр). Тем не менее в школах применяли разные журналы, в том числе разработанный в Петербурге Дневник.ру, московские ЭлЖур и РУЖЭЛЬ, самарский NetSchool. С родителей денег не брали: школа оплачивала либо стоимость продукта, либо техподдержки, либо ЭЖ зарабатывал на рекламе и дополнительных платных услугах вроде SMS-информирования.

    Департамент информационных технологий правительства Москвы (далее — ДИТ) тоже создал — и тоже на бюджетные деньги — свой Общегородской электронный журнал и дневник ОЭЖД (dnevnik.mos.ru); фактически это Дневник.ру, размещенный в московском центре обработки данных (ЦОД).

    Департамент образования города Москвы (далее –— ДОгМ) много раз утверждал, что выбор ЭЖ — за школой. Однако вскоре он потребовал, чтобы разработчики всех московских ЭЖ интегрировали данные из них в ОЭЖД, который был объявлен «общегородским решением». Интеграция заработала, хотя технически решение было малоудачным.

    Тем временем Московский центр качества образования (это государственная автономная организация, которая занята мониторингом успеваемости учащихся городских школ) тоже разрабатывал свой дневник — Московский регистр качества образования (МРКО, mrko.mos.ru) — и тоже за бюджетные деньги.

    15 февраля 2012 года Минобрнауки издало методическое письмо о ведении ЭЖ; в нем разъяснялось право школы самостоятельно выбирать журнал. К письму были приложены «Единые требования» к ЭЖ. Письмо актуально до сих пор; недавно опубликованы уточнения к нему, связанные с защитой персональных данных при ведении ЭЖ.

    С началом нового 2012/13 учебного года ДОгМ начал ужесточать позицию по отношению к электронным журналам. 17 сентября появился приказ № 613 о переходе на электронные журналы; 25 ноября глава ДОгМ Исаак Калина подписал «Рекомендации по ведению журналов успеваемости и дневников учащихся в электронном виде». В этом тексте смешаны тезисы минобровских требований к ЭЖ со вполне конкретными характеристиками, присущими конкретному журналу — МРКО.

    Закон «Об образовании», надо сказать, устанавливает принцип автономии образовательной организации (ст. 28, п. 1) и утверждает, что «к компетенции образовательной организации в установленной сфере деятельности относятся: …осуществление текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся, установление их форм, периодичности и порядка проведения» (ст. 28, п. 3, п. 10), так что ограничения, которые устанавливают «Рекомендации…», закону противоречат.

    В 2012/13 и 2013/14 учебных годах школы вели удобные им электронные журналы и выгружали нужные данные в dnevnik.mos.ru. ДОгМ продолжал давить на школы; если раньше требовали перехода на ГШИС, затем — на dnevnik.mos.ru, то с 2014 года — на МРКО. Началась принудительная централизация.

    Одним махом…

    27 августа 2013 года ДОгМ издал приказ № 557 о создании экспертного совета, который должен проверить, насколько существующие журналы соответствуют требованиям Минобра и рекомендациям ДОгМ. Документы на экспертизу к первому заседанию экспертного совета подали всего три журнала: два подконтрольных ДОгМ (ГШИС и МРКО) и один коммерческий — ЭлЖур. При этом, как мы помним, «Рекомендации…» явно написаны под МРКО. Не мудрено, что «соответствующим» признали один МРКО. ЭлЖур пытался обжаловать экспертизу в суде, вооружившись экспертными заключениями двух федеральных институтов — Российской академии образования и Федерального института развития образования — о полном соответствии рекомендациям, но суд проиграл.

    27 ноября ДОгМ выпустил приказ № 810, который запретил образовательным организациям использовать «платные и содержащие платные сервисы» ЭЖ — то есть одним махом убрал с поля всех негосударственных игроков, составлявших конкуренцию городским журналам. Приказ нарушает сразу три закона: «Об образовании», «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», «О защите конкуренции». ЭлЖур опять пытался сопротивляться: убрал платные сервисы для школ и родителей — и опять подал в суд, чтобы оспорить пункт о платных услугах; один суд проиграл, в апелляционной инстанции выиграл, но кассационная отменила это решение. Однако коммерческий ЭЖ может оспорить только те пункты приказа, которые затрагивают его интересы; на вмешательство ДОгМ в компетенцию школ никто в суд не подал. И ДОгМ продолжил давить.

    С 1 сентября 2013 года все школы были обязаны завести на МРКО свои электронные кабинеты — туда заносились данные по диагностическим работам, аттестации преподавателей, там преподаватели собирали свои портфолио, туда стекалась информация по олимпиадам.

    3 июня 2014 года заместитель руководителя ДОгМ Васильева разослала по городским школам письмо № 01-50/02-1159/14, где потребовала, чтобы школы подали заявки на подключение к МРКО, потому что через эту систему город будет собирать необходимую статистическую и аналитическую информацию об олимпиадах, государственных экзаменах и так далее; требование вполне бессмысленное, потому что электронные кабинеты у школ там и так уже были. А 11 июля 2014 года та же Васильева отправила в окружные управления образования письмо № 01-50/02-1534/14, в котором был список из 166 школ, не использующих ни одно из трех «общегородских решений» (ГШИС, dnevnik.mos.ru и МРКО) и не отправивших заявку в МРКО — по сути, с тем, чтобы их вынудили подать заявки на подключение. Большинство директоров расценило это как требование перейти на МРКО, хотя формально ни одно из распоряжений прямо не указывает на это; школы жалуются на давление в устной форме.

    Закон дает школам автономию, Минобр в письме № ДЛ-150/08 от 12 сентября 2012 года прямым текстом запрещает управляющим органам собирать со школ «информацию, связанную с текущей и промежуточной аттестацией обучающихся», — и тем не менее ДОгМ решает, что госуслугу информирования можно оказать, только если собрать все школьные двойки и пятерки Москвы в одном месте: ведь госуслуга — дело государственной важности. Интеграция — путь сложный, как показывает опыт с ОЭЖД; надавить — проще. Словом, сотрудники департамента образования, включая его руководителя Исаака Калину, стали убеждать руководителей школ в том, что «город свой выбор сделал» — и школы «должны перейти на МРКО, и вопросов быть не может».

    Но если бы журнал МРКО хотя бы работал!

    Обморок с амнезией

    В сентябре школы торопливо переходили на МРКО, завучи заносили в него списки учителей и учеников и другую информацию. В октябре наконец учителя начали массово ставить в него оценки, а родители и дети научились в него заходить через портал «Госуслуги». Посещаемость портала повысилась в разы — и тут всё обвалилось.

    Учителя еще не успели толком заметить, какой журнал неудобный, не успели внести туда оценки за сентябрь и начало октября — как вся информация, внесенная в журнал за два выходных дня, 18 и 19 октября, бесследно и навсегда пропала. Многие как раз в эти дни заполнили все журналы за сентябрь и октябрь, потеряв один-два дня жизни безвозвратно.

    Потом МРКО несколько дней не работал, а в следующие полтора месяца чудил: то заходишь под своим логином и паролем — и попадаешь на страницу коллеги (одного, второго, третьего), то выставленные оценки превращаются в… девятки. То вместо «н» появляется оценка «-7». То родители обнаруживают у своего ребенка оценки «-5». То выставляешь оценки — и они сразу пропадают. То нельзя войти. И каждый день — что-нибудь новенькое. Некоторые школы вернулись к бумажным дневникам. Московские родители и учителя написали вице-премьеру Голодец, мэру Собянину, министру Ливанову и прокурору Москвы Куденееву петицию с требованием вернуть школам право выбирать себе электронные журналы; сейчас под ней подписалось уже более 20 тысяч человек.
    Исаак Калина оправдывался в интервью РБК: «Журнал бесперебойно работал, пока было 300 школ. Теперь, когда полтора миллиона к нему подключается, он время от времени дает сбои». Люди, хоть сколько-нибудь разбирающиеся в разработке и внедрении программных продуктов, не поверили своим ушам: в этой сфере продукт без приемо-сдаточных испытаний выпустить просто немыслимо. В ходе таких испытаний при помощи скриптов-роботов моделируются действия пользователя и пиковые нагрузки. Все эти требования, да еще требование к времени восстановления после сбоя, должны быть обозначены еще в техническом задании на разработку. Дать многомиллионной Москве продукт, который валится в трехдневный обморок с последующей амнезией, когда на портал в выходные заходят несколько тысяч учителей и родителей, — это крайне непрофессионально и с точки зрения IT, и с точки зрения управления: ведь и ДОгМ должен понимать, чем чреваты сбои ЭЖ в городских масштабах, и ДИТ обязан знать, что сырой продукт категорически нельзя без экспериментальной нагрузки внедрять в промышленную эксплуатацию, а нагрузку можно повышать только очень постепенно. При этом от любых альтернативных моделей ДОгМ и ДИТ категорически отказались.

    Надо строго охранять

    Видя дружное народное негодование (многочисленные жалобы на электронный журнал появились на всех сетевых ресурсах ДОгМ и засыпали едва ли не все городские инстанции и Минобр), Мосгордума, среди депутатов которой есть учителя и завучи, лично пострадавшие от чудес МРКО, собрала 20 ноября круглый стол с участием представителей ДИТ и ДОгМ. На круглом столе выяснилось, что ни ДОгМ, ни МЦКО теперь вообще никак не отвечают за техническую сторону МРКО. Теперь всю полноту ответственности за него несет ДИТ. Артем Ермолаев, руководитель ДИТ, пообещал устранить проблемы в течение 61 дня, рассказал, сколько ДИТ сделал для ликвидации проблем, сообщил об открытии сайта поддержки журнала (на сайте этом, dnevnik.mosmetod.ru, надо сказать, сейчас вообще не работает раздел «Проблема», созданный для приема жалоб). Что делать учителю в те два месяца, пока журнал отлаживают, — никто не объяснил. Представители ДИТ и ДОгМ однозначно исключили самое простое и очевидное решение: использовать другие ЭЖ и интегрировать их с МРКО: мол, тут собрано множество персональных данных, их надо строго охранять, и это дело государственное.

    «Основной массив этих данных составляют текущие оценки — детские двойки и тройки, — говорит Михаил Кушнир, один из создателей журнала «РУЖЭЛЬ», член правления Лиги образования, тренер программы Apple Professional Development. — Чтобы эти данные не охранять, их просто не надо собирать. Они должны оставаться в школах, а в департамент выдавать статистические данные в формате машинно-читаемого отчета. Если отказаться от безграмотной и противозаконной затеи сбора этих колоссальных объемов никому, кроме самих школ, не нужных данных, не придется создавать такого заведомо неработоспособного монстра».

    «Мосэнерго тоже есть на портале «Госуслуг», — проводит параллель Денис Кузнецов, генеральный директор ООО «Веб-Мост», производящего ЭлЖур, — но ведь департамент информационных технологий не писал систему для Мосэнерго? Возьмите любую другую систему — она тоже интегрирована в портал. Общегородское решение dnevnik.mos.ru сделано было плохо, интеграцию с другими системами в нем не доделали, но сама идея, чтобы все школы через посредника взаимодействовали с региональными ведомственными системами, была абсолютно правильная. И если открыть системный проект формирования в РФ инфраструктуры электронного правительства — концепцию «Электронной России», — там в первых абзацах написано, что залогом успешности реализации проекта является обеспечение возможности интеграции различных систем. Невозможно одному разработчику сделать продукт, который все сможет один, нужна интеграция».

    Ну и главное. Прямо и не раз заданные на круглом столе вопросы: «Кто разработчик МРКО и сколько это стоило городскому бюджету?», а также «Где деньги, Зин?» (это спросил председатель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин) — повисли в воздухе и остались без ответа. Ну что, попробуем поискать ответы самостоятельно.

    Где деньги?

    На вопрос: «Кто разработчик?» — ответить, оказывается, довольно просто. Журнал МРКО — это кемеровская разработка ЭЖ-5, перенесенная на московскую почву. Любой, кто сравнит сайты mrko.mos.ru и edu-magazine.ru, обнаружит почти полную их идентичность. Разработчик ЭЖ-5 — ООО «Титоров.ру», а его глава, лицо и собственно автор журнала — это кемеровский учитель информатики Даниил Титоров, с 2012 года проживающий в Москве.

    Каким образом маленькая кемеровская разработка, никак не приспособленная к нуждам мегаполиса, оказалась навязана всем школам Москвы даже без предварительного тестирования и обкатки — загадка. Впрочем, скорее всего, не такая уж и сложная. Сколько это стоило бюджету — неизвестно. МЦКО получал деньги на это в рамках госзадания в 2013 году, и известна только общая сумма финансирования МЦКО — 487 миллионов рублей. Кроме того, в 2013 году, когда МРКО вводили в строй, МЦКО провел конкурс на 500 тысяч рублей — на «Оказание услуг по проведению экспертной оценки стоимости информационно-аналитической системы «Московский регистр качества образования».

    С финансированием другого «общегородского решения», ГШИС, ясности не больше: он был создан первым, и следов финансирования за давностью лет не сыскать. А вот следы финансирования третьего, тоже ныне «отставленного» ОЭЖД (он же dnevnik.mos.ru), можно найти на сайте «Госзакупок». Первый тендер на первоначальную разработку системы, часть которой составляет дневник, на сумму 109 миллионов выиграло ОАО «Электронная Москва», принадлежащее правительству Москвы. В техзадании, кстати, прописана работа в режиме 24х7х365 и восстановление при сбоях в срок не более 15 минут.

    Следующий тендер, на внедрение ОЭЖД во всем городе, на 12,1 млн рублей, выиграла «Научно-производственная группа «Традиция». Третий тендер, на 42,864 млн рублей, «НИОКР по развитию ОЭЖД», выиграло ООО «ОТР 2000» (хорошо известный на рынке системный интегратор).

    После чего ОЭЖД, на создание которого было потрачено примерно 164 миллиона рублей (по старому курсу — больше 5 миллионов долларов), оказался никому не нужен, а ДОгМ отдал предпочтение МРКО. То, что МРКО неработоспособен, было понятно еще летом. Потому что еще летом, когда ДОгМ изо всех сил навязывал школам переход на МРКО, ДИТ провел еще один тендер — на 43,757 млн рублей, выигранный ЗАО «Системные проекты» (это оно делает портал «Госуслуги»), на выполнение «работ по модернизации Комплексной информационной системы «Государственные услуги в сфере образования в электронном виде» в части подсистемы «Электронный журнал/дневник».

    В техническом задании к этому конкурсу содержатся интересные подробности: перечень функций, которые в модернизируемом ЭЖ отсутствуют, и перечень модулей, которые надо разработать, чтобы он заработал как следует. Эта система уже должна быть рассчитана на 60 тысяч пользователей; ТЗ содержит многочисленные требования к надежности системы, восстановлению после сбоев и тому подобное.

    «Системные проекты» — очень любопытная компания. Если верить официальному сайту, она присутствует только в одной отрасли российской экономики, и это — государственный сектор. Список госорганов, который числится в заказчиках у «Системных проектов», длинный и внушительный, но ни одной частной фирмы в нем нет. Можно сказать, что мы имеем дело с «бюджетной» организацией. Ее единственный учредитель, физическое лицо и гражданин России, — не раскрывается.

    Главная прелесть технического задания конкурса, в котором победили «Системные проекты», — дата завершения конкурса: поставщик определен 28 августа 2014 года. До 1 сентября, когда школы начнут массово пользоваться ненадежным, не модернизированным журналом, в котором отсутствует часть функций и для которого надо заново сделать несколько модулей, остается три дня. И на эту модернизацию надо потратить еще миллион долларов, даже больше.

    Тем не менее в сентябре систему запускают, в октябре она саморазрушается, на ее починку брошена вся королевская рать, и сколько все это будет стоить московскому бюджету — никто не знает. Потому что ДОгМ свой выбор сделал и хочет, чтобы у всех московских школ был единый журнал, что бы там ни говорили по этому поводу федеральный закон и Федеральная антимонопольная служба. ФАС сейчас исследует этот вопрос по запросу партии «Яблоко». «Мы здесь столкнулись с ситуацией недобросовестной конкуренции, — говорит Василий Викторов, член Регионального совета московского «Яблока». — Власть имущие люди, пользуясь своим положением, создают для бизнеса ситуацию, при которой бизнес прекращается. При этом школьные оценки — это не производство ядерного топлива, это вообще не предмет заботы государства, это должен быть предмет заботы школы, ученика и его родителей».

    «Беда идеологически и технологически правильного решения в том, что оно слишком мало стоит», — замечает Михаил Кушнир.

    А на коррекционные детсады в Москве денег нет, и не просите.

     

    Текст: Ирина Лукьянова; Фото: РИА Новости

    Источник: Новая газета

  • За семь лет ученикам придется осилить 370 обязательных произведений!

    Пока люди образованные и образовательные (иногда это разные персонажи) обсуждали итоги вернувшегося в классы обязательного сочинения, в школьных кабинетах литературы взорвалась бомба похлеще. Называется она "Концепция школьного филологического образования". Если ее примут, то именно ею должны будут руководствоваться учителя в преподавании русского языка и литературы.

    Никакой вариативности и свободы творчества: любить чтение дети будут по тщательно отобранным книжкам. Если Достоевский — то только каноническое "Преступление и наказание". Из Куприна - два рассказа, не больше, не меньше. Современных книжек — две штуки! Зато у Некрасова надо знать обязательные 15 стихов, у Тютчева — 14.

    Зато - что важно! - концепция предлагает увеличить число уроков по литературе до 5 в неделю в старших классах. Сейчас на литературу отводится всего три часа. Тут не только осмысливать — читать некогда! Конечно, часы надо увеличивать, а как - математику сократить, или заставить детей до полуночи в школе сидеть?

    Известные учителя недавно написали письмо министру образования и науки Дмитрию Ливанову со своими соображениями по поводу предлагаемой Концепции.

    "Живой читательский интерес, а не штудирование однотипного учебного материала, любовь к чтению, а не формальное запоминание сюжета и предметного мира произведений отечественной классики в действительности создают единое образовательное пространство нашей страны", подчеркивают учителя в письме.

    Мы попросили известных преподавателей словестности объяснить, что заставило их взяться за переписку с министром.

    ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

    Мы тебя научим классику любить!

    Сергей Волков, учитель литературы школы №57, член Общественного совета при Минобрнауки России:

    - Концепцию разрабатывала общественная организация «Ассоциация учителей литературы и русского языка», в сокращении – АССУЛ. Она была создана осенью 2013 года по сути решением сверху. Понятно: учительские сообщества разрозненны, чтобы ими управлять, нужны структуры. Вот такая назначенная сверху структура возникла - и теперь пытается пустить корни в учительскую толщу, чтобы было ощущение, что растет она оттуда.

    Концепция мыслится и подается как общеколлективный текст почти мифологического статуса, как скрижали завета. На самом же деле среди авторов разные люди – есть профессиональные филологи, есть управленцы от образования, есть и практики, работающие или в прошлом работавшие в школах. У руководства же стоят разработчики ЕГЭ и авторы некоторых линий учебников, представители некоторых издательств. Их задача – сохранить и закрепить в школе статус-кво, при котором их продукция школой востребована. Обосновать это положение идеологически и не дать ему измениться. Они боятся вариативности и выступают за единообразие. В частности, их голубая мечта – единый безальтернативный список произведений для изучения в школе. И такой список есть в Концепции – примерно 370 текстов. Разделите это на 7 лет, с 5 по 11 класс - и вы увидите, что этим списком можно ребенка и учителя только придавить, как могильной плитой.

    Если Концепция будет принята, то на бумаге мы будем видеть картину роста духовности и патриотизма, а на деле жизнь будет течь как и текла. Просто мало-мальски творческим, ищущим учителям будет сложнее – дышать «ворованным воздухом» (выражение Мандельштама) всегда несладко. Нужно будет опять проходить одно, писать в журналы другое. Нужно будет как-то отчитываться о непройденном – а изучить все эти произведения в отведенное на литературу время невозможно. Концепция же оперирует нереалистически большим количеством часов на предмет, которые просто неоткуда взять в современной школе. Значит, в нее заложено вранье. В условиях вранья жить не только трудно, но и крайне неприятно.

    И сложно будет детям. Сегодня, когда есть большая проблема привлечения ребенка к чтению, на уроке литературы школьник не получит помощи. Его опять будут гнать сквозь строй книг и авторов, не давая поднять голову и так и норовя ударить новым шпицрутеном.

    А вместо этого надо просто брать в руки книжку и читать, и делать это с удовольствием на их глазах. Чем чаще – тем лучше. Нам надо возвращать ребенку радость чтения – а это невозможно, когда книжки, с которыми мы должны к нему прийти, выбрали за нас. Когда нам не оставили времени, не только не разгрузив программу, в чем она давно нуждается, но перегрузив ее. Когда поставили заслон современной литературе, которая часто быстрее может «зацепить» ребенка, чем классика.

    Что может сделать литература? Требовать сформировать любовь невозможно, но довольно часто получается и это. Плюс ребенок должен прочитать какое-то посильное количество текстов, значимых для нашей культуры, и поразмышлять над ними, устно и письменно. Получив какие-то навыки общения с текстом как со знаковой системой, в которой на разных уровнях скрыт смысл. Плюс очень важно эмоционально пережить встречу хотя бы с некоторым количеством книг – потому что в такие моменты растет душа человека. И вот такие встречи и должны организовывать ребенку школьные уроки литературы.

    Услышит ли Минобрнауки письмо учителей? Посмотрим. У него столько ушей, что, с одной стороны, оно слышит всё, с другой стороны, это услышанное часто сливается в какофонию и не дает возможности понять, куда же плыть. А еще у Минобрнауки есть необходимость слышать и выполнять поручения вышестоящих инстанций. И учитывая высокую прописку учредителя ООО АССУЛ, можно предположить, что его-то голос министерство различит хорошо...

    Конечно, хуже может быть всегда. Даже когда кажется, что хуже некуда. Это очень оптимистическое состояние бытия, как мне кажется.

    Единая концепция — к единому учебнику

    Евгения Абелюк, учитель литературы лицея № 1525 "Воробьевы горы", доцент Департамента образовательных программ Высшей школы экономики:

    - Насколько я понимаю, пока никакого официального статуса у этой Концепции нет. Потому что системный документ — это федеральный государственный стандарт, который был принят, и примерная программа, составленная по нему. Этот стандарт пытается литературное образование как-то улучшить, чтобы сохранить его престиж. В сегодняшней ситуации нечтения просто кричать, что образование у нас хорошее и его надо любой ценой сохранить в том виде, в каком мы сейчас его имеем — это значит, все потерять.

    Эта Концепция противоречит федеральному стандарту, который ставит во главу угла вариативность и результат. По-моему люди, которые сделали ее в тот момент, когда стандарт уже принят, преследовали отчасти конъюнктурные цели. Я не была на съезде, где ее принимали, но слышала, что ее авторы выступали против единого учебника литературы. Но, как мне представляется, такая концепция — как раз основание для такого учебника.

    Вообще, весь этот документ написан в ура-патриотической стилистике. И она оставляет тяжелое впечатление. Авторы утверждают, что они первыми пытаются сохранить в литературном образовании национальные ценности и традиции. Но это далеко не так. Боюсь, перед нами очередное бряцание словами, которые очень легко могут стать обоснованием агрессивной позиции.

    Сегодня, чтобы сохранить традиции, надо что-то изменить, потому что мы теряем традицию осмысленного чтения — почти уже потеряли. Те изменения, которые предлагает федеральный стандарт, как раз и делаются для того, чтобы сохранить традицию обращения к русской классике.

    КСТАТИ

    Авторы концепции предлагают исключить из программы все современные книжки где присутствует "ненормативная лексика, эстетизация низменных инстинктов, жестокости, - все, что разрушает нравственные нормы и оказывает деструктивное влияние на формирование личности ребенка". Но, при этом, в предлагаемом для чтения списке достаточно произведений, которые как раз под такую формулировку попадают. Например:

    - Карамзин "Бедная Лиза", Островский "Гроза", Толстой "Анна Каренина", Есенин, Маяковский, Цветаева — пропаганда суицида

    - Пушкин "Евгений Онегин", Лермонтов "Герой нашего времени" — эстетизация низменных инстинктов

    - Гоголь "Тарас Бульба", Солженицын "Один день Ивана Денисовича", Толстой "Война и мир", Булгаков "Собачье сердце" — ненормативная лексика

    - Тургенев "Отцы и дети", Горький "На дне", Булгаков "Мастер и Маргарита"— деструктивное воздействие на формирование личности ребенка

    - Достоевский "Преступление и наказание", Шолохов "Тихий Дон" — пропаганда жестокости и насилия.

     

    Текст: Ксения КОНЮХОВА; Фото: Марина ВОЛОСЕВИЧ

    Источник Комсомольская правда

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ОНФ: в некоторых школах на

В некоторых школах Северного Кавказа скрывают, что учебный

подробнее

Абитуриентов пропустят через

Как стало известно "Ъ", экспертный совет при Минобрнауки

подробнее

Американцы испугались

Молодёжи США показали русские мультфильмы, которые

подробнее

Рособрнадзор за неделю лишил

Рособрнадзор за последнюю неделю лишил аккредитации

подробнее

Владимир Путин призвал ученых

Владимир Путин провёл заседание Совета при Президенте по

подробнее

Путин: РФ нужны свои критерии

России необходимы собственные критерии оценки

подробнее

Британская школа разрешила

В Великобритании одна из частных школ разрешила

подробнее

Портал «Среднее

В Рунете появилась интерактивная карта колледжей столицы.

подробнее

Кто Online

Сейчас 22 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ В

Фотоальбом